Белая_масть
.мурлыкать
Вдыхая аромат твоих духов
.осторожно
Улыбаться, когда ты злишься
.засыпать
На рассвете, что похож на тебя
.умирать
Под смех твоей жизни
.просить
О капле очищающего дождя
.жить
Зная, что может быть завтра увижу тебя.
30 сентября 2010.

пусть хотя бы один осколок прошлого останется со мной.
Вдох.



Люди. Лица. Страхи. Разве вы не
видите меня? Пусть я мала, но я все же есть?! Взгляните, я рядом с вами, стоит
только протянуть руку, и я доверчиво коснусь её. Ну, что же вы? Боль раскатится
по телу, и я спрячусь в самый дальний угол, никому нет дела до маленького
существа. Ничего, я вырасту и научусь показывать клыки, тогда вы должны будете
меня заметить, вам просто придется меня заметить. Я буду выше вас, мое сердце
будет открыто и чисто, в отличие от вас я никогда не потеряю дар любить.







Годы пролетят так незаметно, в
скитаниях и науке жить, что я не успею понять, что вас уже пугают мои клыки и
взгляд. И все же так хочется верить, что кто-то обернется и протянет руку,
скажет ласковое слово и заберет с собой. Но мир жесток, мы никому не нужны, даже
своим близким. Так что легче было прятаться в темных углах от чужих взглядах, и
душить свою веру и надежду.



Когда пришла зима стало тяжелее,
наверное, я не смогу даже пережить её, не осталось сил и желания. И все же, по
привычке проскользнуть в метро, там хоть
немного теплее, если не найдут, и есть шанс чем-то поживиться, люди такие
раззявы. Тихой тенью мимо женщины в
форме, они всегда злые и кричат, не хочется с ними связываться, выйдет себе
дороже с такой спорить. Заскочить в вагон и направиться в самый дальний угол,
там удобнее всего, легко наблюдать за окружающими.



Вон та девушка, с печальным
взглядом и нервными пальцами, должно быть одинока и слишком завидует людям в
отношениях, вон как злиться на парочку сидящую рядом. И чего бы? Её жизнь в её
руках.



Или вон тот старик. Глубокие
морщины на лбу и в уголках губ, он часто хмурился. Взгляд затравленного волка,
он тоже одинок, но ему поздно что-то менять, его сердце уже мертво.



Как жаль, но со временем мы все
станем такими. От этого противно и тошно.



В метро тепло и клонит в сон, но
все же отчаянно приходиться цепляться за сознание, ведь стоит уснуть и тебя
засекут, а потом выгонят на пронизывающий
холод. И все же уснуть.



Мне присниться мой рай, совсем
маленький, но все же рай. Дом. Родной дом, где меня будут рады видеть, и не
будут гнать прочь от плохого настроения. Глупо? Возможно, но об этом мечтает
каждый бездомный, ведь каждому хочется иметь место, куда можно вернуться, где
можно спрятаться от агрессии мира. Но мы прячем эту мечту в пустых глазах, никому
никогда её не доверяя, ведь её так легко разбить. А кто мы без мечты? Никто,
просто пустое место.



Противный голос в динамике
возвестит, что следующая станция конечная. Сорваться и быстро покинуть вагон,
не люблю я проверяльщиков, злые они. И все же не повезет. Толстая тетка завоет
на всю станцую, выдавая мое место нахождение. И все же возвращаться на холод,
но лучше самой, чем с их помощью.






Улица встретит кусачим снегом.
Холодно, кровь замерзает в венах. Быстро, чтобы не замерзнуть, побежать
куда-нибудь, может в переход, там тоже должно быть тепло, а может, удастся
примоститься в каком-нибудь магазине большом на время, хотя бы на пару часов.



Чужой район, здесь надо быть
осторожнее, а то ведь и на рожон попасть можно. Молодой человек, со злым
взглядом, идет на встречу. Постараюсь пройти мимо незаметно, не люблю таких,
они всегда норовят ударить. Проскользну совсем рядом, и все же остановлюсь,
что-то держит меня здесь.



Тоненькая фигурка, что она забыла в
этом глухом переулке. Взгляд в пол, она спешит быстрее пройти мимо молодого
человека, словно заведомо его боится.
Сильные руку схватят её за шкирку и прижмут к стене. Я даже в своем
укрытие слышу, как быстро бьется её сердце. Она будет что-то тихо шептать,
просить её отпустить, угрожать, предлагать деньги. А между тем её одежда будет
разрываться на кусочки. Надо бы делать
отсюда лапы, но я не могу уйти. Отчаянный крик удар в спину. Развернусь и
брошусь назад.



Легко пригнуть на спину и вцепиться
клыками в ухо. В этом мире должна быть хоть капелька добра. Дешевой фанеркой
полечу в кирпичную стену. Ну вот, теперь все посыплется на меня. Удары, пинки,
мат, вот уже что-то твердое пришлось по ребрам. Как больно. Наверное, это все,
завтра уже никогда не наступит.



Мужской хрип и женское сердце.
Теплые руки пытаются меня поднять. Дурочка, беги быстрее, он ведь может
очнуться. И все равно она прижимает меня к груди, ради этого кусочка тепла
стоило умереть. И все же я еще жива.









Я никогда её не забуду, такую
маленькую, побитую, едва живую от страха, и все же вышибающую с ноги дверь
клиники. Этот крик, и мольбу в её голосе. И все равно я знаю, мне осталось
совсем недолго, но я рада, что в последний момент нашла свой дом.
















Девушка кричит и бьет все подручные
предметы, такая маленькая, а ведь требует нереального. Вернуть к жизни
полудохлую бездомную собаку. А ведь может завести другу, но все равно требует,
чтобы ей оживили эту. Врачи только устало качают головой и разводят руками, что
они могут ? Разве они боги? Нет, они такие же люди. Она вновь прижмет к себе
собаку, и направиться прочь, ей здесь больше нечего ловить.



- Девушка… - голос врача остановит
её у самой двери.



- Джиа.



- Джиа, заведите себе другую
собаку, это ведь не трагедия.



- Пошел ты, второй такой никогда не
будет, вы все уже сдохли в этом гребаном мире.



Она вернется домой, захлопнет за
собой дверь и не разуваясь направиться в спальню. Осторожно положит собаку на
кровать и накроет одеяло, ведь ей холодно, она это чувствует. Два поворота и кухня встретит Джию ярким
светом. Подождать пока вскипит чайник, и
микроволновка радостно запищит. Она вернется в спальню. Нет, не так, она
вернется к собаке, тихо ляжет рядом сжимая в руках кружку с кофе.



Девушка заплачет, уткнувшись носом
в подушку, ведь ей так страшно, но уже не за себя. Она давно привыкла к своему
диагнозу, и к этой противной пометке «неизлечимо». Первое время она боялась
умереть, но потом махнула на это рукой, все равно ничего нельзя было исправить,
она все равно бы сдохла, поэтому предпочла жить только сегодня. А теперь, ей
обидно, что она не может сделать ничего для собаки, которая вступилась за неё.



Собака положит морду на подушку и
предано заглянет в глаза. Джиа натянуто улыбнется и положит руку ей на голову,
сейчас слова были не нужны.



- Знаешь, я ведь тоже проживу
недолго, сдохну по собственной глупости… я… не знаю.



Девушка свернется вокруг собаки,
согревая её своим теплом, пытаясь хотя бы морально облегчить её боль.



- Я сдохну, да. Но это не страшно.
Найди меня в следующей жизни, найди, я очень тебя прошу.






Выдох.